Антиподийные памятники архетектонам Сверхмира.

Глава первая
Памятник первый.  Вера

После обнаружения «ключей», позволивших нам открыть «окно» в Сверхмир, мы смогли увидеть поражающую воображение картину.
В чарующей бездне перед нами возникли прекрасные архитектуры Сверхмира, Объекта, в котором протекает наша жизнь, и наконец, сознания.
Изучая эти отдельные, и одновременно связанные друг с другом миры, мы нащупаем путь к истине в том ее облике, который позволят нам раскрыть современное состояние знаний и степень совершенства архитектуры нашего сознания.
Пересекаясь, Сверхмир и Объект созидают жизнь и связанное с ней «чудо» сознания. Через жизнь и сознание параллельный мир пронизывает Объект, и делает он это, возводя Антиподийные Памятники.
Они бывают разными. Некоторые иной мир строит сам. Например, сознание всех живых существ также есть некий «памятник», возведенный Сверхмиром по аналогу с собственными архитектурами.
Сознание же в свою очередь программируется Сверхмиром и руководит человеком, возводящим уже иные памятники, но «по заказу параллельного мира».
Через сознание Сверхмир передает часть своих полномочий человечеству и выдает ему «подряд» на возведение некоторых до сих поражающих наше воображение архитектур, одной из которых была и остается вера.
Далее я покажу, что основные догматы всех религий не только истинны и не противоречат друг другу, но и отражают реально существующие элементы архетектоники Сверхтворческого мира. Более того, я продемонстрирую, зачем они это делают.
При этом я буду использовать тот же принцип отражения, как основной в работе сознания и говорящий нам о том, что разум и входящая в него обширная сфера веры, ничего не придумывают заново, но высвечивают из «мрака миров» те или иные их элементы.
Поэтому и вера есть истина, как, впрочем, и другая истина, называемая атеизмом. Обе эти истины по сути своей равнозначны. Они отражают две различные структуры Сверхмира и используются последним, как две основополагающие программы. Атеизм, как программа в сфере рационализма , научного и технологического развития, вера, в сфере иррационального, как важнейшего элемента созидания абсолютно новых явлений.
Чтобы понять это, нужно лишь бросить достаточно беглый взгляд на некоторые великие религиозные учения. В предыдущих главах я делал это. Но сейчас я уже имею возможность смотреть на религию с иных позиций.
При этом взгляд в сторону веры в данном случае следует бросить уже из глубин Сверхмира, что позволит заметить те ее качества, которые лежат «в тени», если их рассматривать со стороны мира нашего.

ЯЗЫЧЕСТВО

Все мы хорошо знаем, что язычество якобы отжило свое, и множество божеств, которыми древние населяли Небо, Землю, Воду и Воздух на самом деле никогда не существовали, при этом над миром властвует Единый и Главный Бог. Даже неверующие наверняка убеждены в том, что язычество есть архаизм и заблуждение. Причем красивое и поэтичное заблуждение.
Я же считаю, что язычество имеет полное право на жизнь, ровно такое же, как и известные нам монотеистические религии. Только кажется, что монотеизм отрицает язычество и наоборот. В действительности эти две формы веры лишь дополняют друг друга.
Ведь вера есть ничто иное, как форма сознания. Некий антипод, разработанный в глубинах Сверхмира. Вера весьма важное творение.
Она позволяет человечеству наблюдать главнейшие архитектуры Сверхмира и соотносить жизнь людей с бытием этих архитектур. Без веры этого нельзя было бы сделать, либо нужно было бы придумать некий иной антипод, корректирующий жизнь человечества относительно важнейших элементов Сверхмира.
Поэтому всякая религия нужна, ведь она отражает реально существующие «детали», лежащие вне поля обычного, реалистического сознания.
Вера, как форма сознания, всегда отражала и отражает где-то существующее. Поэтому нет неправильных вероучений. Есть учения, отражающие разное. Часто при этом одно учение отражает тот объект, что недостижим для другого учения.
У каждого из вероисповеданий есть своя правда. Но в чем же она? Как можно совместить казалось бы несовместимое? На самом деле здесь нет ничего сложного, если принимать во внимание общую архетектонику МироЗдания.
Любое верование создавалось сознанием, имеющим свою архитектуру, зависящую от времени построения и степени развития этого сознания, индивидуальных особенностей мозга и такого важного качества, как национальность.
Я глубоко убежден, что одна нация имеет отличия в архитектуре сознания от другой. Эти отличия можно проиллюстрировать примером зеркал разной формы, отражающих различные элементы Сверхмира и Объекта. Отсюда и разные национальные религиозные истины и догматы.
Мы можем предположить, что сознание язычника еще имело архитектуру, не позволяющую видеть Сверхмир в целом, и тем самым создавать и целостную картину Объекта.
Сознание древних, как правило, созерцало значительно более мелкие фрагменты в общей картине Сверхмира и Объекта. Причем, само того не подозревая, оно также как и сознание современного человека, отражало скрытые от прямого взора этажи миров.
Поэтому неверно говорить об ошибочности языческих верований. Они не искажают истину. Они просто отражают иные элементы Сверхмира, нежели отражаемые монотеистическими культами.
Сознание язычника имеет иную «фокусировку», нежели сознание монотеиста. Но это не значит, что язычество не истинно, а монотеизм истинен.
Язычники и монотеисты видят то, что существует, просто у них разные архитектуры сознания, сфокусированные на разных элементах Сверхмира.
Смотря на один и тот же мир, они различают в нем разные «детали». Древние наблюдали совершенно реальные этажи миров, и их сознание на основе отражений этих структур возводило антиподийные памятники, обретающие формы языческих культов.
Кстати, и сознание современного человека возводит такие же памятники, но уже на основаниях иных этажей Сверхмира, а именно тех, что еще не были доступны разуму древних.
Отсюда и множество различных языческих верований. Вера египтян в божественность Солнца отражала принцип главенства Солнца в нашей солнечной системе. И это была правда, поскольку Солнце, действительно тут главный элемент. Но по отношению к Галактике или Вселенной – это, конечно, «язычество», поскольку во Вселенной иной Глава.
То же касается и веры в Зевса, как Бога грома и молнии, Афины, как воительницы и воплощающей в себе этаж мира, сопровождающий все переходы количества в качество и связанные с ними коллизии и конфликты, проходящие на разных «этажах» мироздания.
Это касается и верований в духов, неожиданно обретающих свою реальную форму в виде «этажей» сознания, отвечающих за, как бы сказали сторонники авангарда, духовную бессознательную деятельность, от которой в действительности зависит жизнь всех живых существ на Земле.
Потоки бессознательной информации, связанной с эротическими архитектурами мозга могли получить образ божественного Эроса, кодирование смысла стало духом Логоса, а связь архитектуры сознания и выбираемого человеком жизненного пути могла превратиться в образ богини Арахны, ведущей человека по извилистому пути бытия.
Этим же принципом сканирования лучом сознания этажей бытия можно объяснить и веру древних греков в Фатум. Ведь основы фатума существуют. Они представлены совершенно реально двойными спиралями ДНК, на которых записана наша наследственность.
Возведением антиподийных памятников на фундаменте генетических архитектур можно объяснить и многие мифы, например легенды о Кентаврах, русалках, всякого рода химерах, отражающих процессы конструирования новых организмов.
Химеры, русалки, кентавры есть не что иное, как отражение «этажей» генетической инженерии, сканированных сознанием наших предков. Но при этом божественные памятники , построенные на этих фундаментах отражают истину в той же степени, что и новейшие памятники научных истин, якобы проливающие свет на эти загадки бытия.
Это же касается языческих представлений древних китайцев о Драконах. Здесь мы видим уже сканирование того этажа, с которым связаны эволюционные процессы, где динозавры, крылатые ящеры имели свое место и их образы были отражены в откровениях Востока.
Любое языческое верование или миф, с ним связанные, на самом деле отражают процесс открытия этажей, с одной стороны , Сверхмира, с другой же, Объекта, в котором мы находимся.
Это все такая же правда, как и истина, полученная в результате постижения более крупных объектов Сверхмира то есть более полных его изображений, что позволяло получившим их отрицать все прежние фрагментарные «фотографии» и говорить, что, наконец, добыта самая точная и важная картина и на ее основе можно создать «портрет» Единого и неделимого Властителя миров.
Однако при этом нельзя забывать и том, о чем мы узнали , погрузившись в творческую лабораторию авангарда. Всякий этаж мира, отраженный в архитектуре сознания не отражается в ней точно, а лишь через линии антиподий. Его отражение как бы кодируется. Оно постоянно меняется.
Помните? Есть поле и волны, а на их основе мы видим свет и цвет. Есть другое поле или Нечто, и на его основе мы видим пространство и время.  Однако  какое-то иное существо может на этой основе создать и нечто совершенно иное и жить в мире без пространства , времени, цвета и света. Однако, что более всего поражает, оно способно ориентироваться в этом мире ничуть не хуже, чем мы с Вами в мире нашем!
Конечно, можно сказать, что эти древние отражения были неверными и примитивными. Однако на это я могу заметить, что и отражения «этажей», полученные уже сознанием современного человека с помощью приборов и высокой « науки» по большому счету не более приближают нас к истине, чем мифы о Солнце, Кентаврах, Зевсе и Афине Палладе, Меркурии и Венере.
В случае с генетикой мы говорим о записях на молекулах и о том, что они создают все в нашем организме. Однако мы, по сути не знаем, что такое молекула, из чего она состоит и какая такая сила выстроили эти записи?
Мы говорим о молекуле, что она состоит из атомов, а те из электронов и протонов, а те из нейтронов , а те из некоего уже растворяющегося в небытии объекта, у которого нет ни веса, ни образа, ни имени.
Мы также не знаем какая – такая сила держит нашу планету , падающую вокруг Солнца и удерживающую еще миллиарды Солнц?
Мы , в сущности, не представляем из чего состоит электричество или поля тяготения. Мы, словно язычники, сканируем некие этажи Объекта и видим на их основе некие антиподы, то есть Нечто, что нам дает право несколько успокоиться, и сказать, что мы нашли истину.
В действительности же сущность этого процесса одна, что у нас , «умных и современных», что и у древних, «непросвещенных» и архаичных людей.
Мы лишь отражаем архитектуры Сверхмира, а затем и Объекта и получаем образы, на основе которых архитектура нашего сознания «пишет» свои прекрасные картины. Однако при этом мы не знаем, ни что мы собственно сканируем, ни зачем , но самое главное, мы совершенно не знаем Объекта, в котором живем.
Облик его намертво скрыт от нас Великой тайной, принципы соблюдения которой, очевидно, заложены в самой структуре нашего сознания.
Это важнейший шифр, заложенный в фундамент, на котором покоится наш разум. Чему-то или кому-то очень не хочется, чтобы Истина предстала перед нами в своей более, или менее прекрасной наготе, и это Нечто или Некто тщательно одевают ее в красивые одежды , которые только и может видеть наш разум.
Именно поэтому мы всегда творим «истину», но никогда не отражаем истинного Объекта. И я глубоко убежден, что взломать «коды» этой главной тайны бытия для человека практически невозможно. Если упадет эта крепость, то, скорее всего, жизнь лишится для нас всякого смысла.
Более того, этого не нужно делать. Человек должен всегда благоразумно остановиться на своем пути познания. Иначе ему не избежать бед и гибели.
Поэтому я лишь могу отметить, что язычество есть такая же истина, как и монотеизм. Просто это истина более фрагментарная, но именно она подвела цивилизации к построению более целостного Монотеистичного храма, состоящего при этом, как кажется многим истинно верующим не из целостного массива, но из своего рода гигантских блоков, каждый из которых претендует на истинность также , как и «блоки» языческих верований.
Блоков этих несколько: буддизм, иудаизм, христианство, мусульманство и масонство, о котором я скажу отдельно, поскольку, на мой взгляд, это учение еще совершенно не понято, причем, прежде всего, своими последователями, что в частности, можно отнести и к последователям иных монотеистических учений.
По моим наблюдениям никто так не искажает основ великих монотеистических учений, как рьяные и фанатичные «верующие» в них люди, убивающие сам живой дух веры, как правило, превращая ее в искаженные и не подлежащие сомнению догматы.

БУДДИЗМ.

Если следовать тому принципу, что сознание всегда видит реальные этажи мироздания, то оно не может отражать того, чего в принципе где-то не существует.
Поэтому буддизм также опирается на некую весьма обширную и реальную «деталь» Сверхмира, которую я называю «Колесом реинкарнаций». Оно постоянно «вращается», принимая в себя информацию о прожитых жизнях и судьбах множества живых существ.
Эта информация попадает в своеобразный «Вселенский архив», из которого извлекается вновь уже для созидания новых и новых жизней и судеб.
Сам принцип буддизма заключается в том, что после смерти человек теряет свое Я, свою личность, которая растворяется в архиве памяти Сверхмира, затем же элементы этой информации «воскрешаются» в новых жизнях и судьбах. Информация о каждой прожитой жизни не исчезает. Она нетленна и используется затем Сверхмиром в строительстве жизней новых и в корректировке планов его развития.
Я глубоко убежден, что Сверхмир не есть нечто застывшее и окостеневшее, каким его совершенно неверно трактуют некоторые религиозные мыслители. Он каждое мгновение иной, поскольку поток жизни и смерти приносит в него гигантский объем информации, очевидно необходимой для его собственного развития и совершенствования.
Каждое мгновение наше сознание отражает уже несколько иную архитектуру изменяющегося Сверхмира. Оно словно смотрит «вселенское кино», главным действующим лицом в котором является Сверхмир.
И каждая ушедшая жизнь, каждая «душа», попавшая в Колесо реинкарнаций, делают Сверхмир несколько иным. И именно в этом измененном виде он вновь и вновь через голографические системы отражается в бесчисленных сознаниях живущих существ.
Поэтому всякая ушедшая жизнь обогащает Сверхмир и как бы продолжает существовать в мириадах новых жизней. Именно в этом может быть основа антиподии перевоплощения.
Буддизм, бесспорно прав, в том смысле, что душа любого живого существа не исчезает бесследно. Однако все великие религии говорят человеку правду, но не всю правду они доносят до нас.
Буддизм не доносит той правды, что, скорее всего, человек уходя из жизни, теряет свою личность, то есть сведения о нем растворяются в бесконечной информации, поступающей в Сверхмир из прекрасной области жизни.
Затем же эта информация используется и при «конструировании» иных живых существ. Таким образом, рождается «миф о реинкарнации», как бесконечной цепи переходов одной души в другие тела. Остановить эту цепь может только высшее состояние души. Нирвана.
Кстати, если вдуматься, то здесь также используется принцип антиподии, поскольку идея одной души воплощается в разные антиподы тем, как людей, так и животных. Формы тел разные, но душа их наполняющая – одна. Каждое тело есть антипод, в который она и заключена.
Но переходит в новую жизнь уже не душа, а то «поле», в котором она растворена, при пересечении этого поля с Архитектурой сознания другого живого существа. Таким образом, каждый ушедший живет затем во всем живом, но теряет при этом свое уникальное «Я».
Это происходит, прежде всего, потому, что в Сверхмире нет пространства и нет времени, и тем самым нет отдельности души от всего остального.
Поэтому душа есть не некое целое, переходящее в другое тело и так до бесконечности, она лишь вносит нечто новое в Сверхмир, растворяясь в нем и затем отражаясь , но уже не самостоятельно, а в виде одной из мельчайших архитектур.

ИУДАИЗМ

Если следовать нашим принципам отражения элементов Сверхмира, то иудаизм отражал ту часть его структуры, на основе которой родилась так называемая материя.
Некая невидимая и всемогущая субстанция, созидающая все законы и прелести миров сама из себя. Своего рода невидимый антипод идее Сверхмира. Нечто ему противоположное и ответственное за строительство нашей Вселенной.
В таком отражении архитектуры Сверхмира заключалось гениальное открытие, благодаря которому человечество получило доступ к тем этажам Объекта, которые были в тот момент еще наглухо закрыты от него.
Сознание сделало очередной скачок и получило возможность отражать те элементы Объекта, в которых созидались законы, на основании которых Объект этот был построен Сверхмиром.
То есть иудаизм расширил сознание человека до возможности отражать эти потрясающие «этажи» Объекта. Конечно, эти этажи были обожествлены, как и полагалось для той древней эпохи.
Но, пока сознание не сделало того скачка в своем развитии, который позволил ему видеть доселе невидимое, невозможно было и помыслить о великих материальных открытиях, на основе которых родилась наша рационалистическая цивилизация. При этом рационализм ее имеет полностью иррациональную основу. Он есть не более, чем Антиподийный памятник Сверхмиру.
То есть иудаизм отразил ту часть структуры Сверхмира, которая позволила сознанию человека открыть новую, ранее невидимую, истину того, что все мироздание соткано из единой «божественной субстанции».
Однако, продолжая свои рассуждения, я замечу, что эта истина вслед за другими также будет свергнута, и вдруг окажется, что никакой материи не существует, а есть нечто иное.
И это станет открытием нового «этажа» Объекта, в котором мы проживаем. То есть получается, что материя, как и все иные антиподийные памятники, не есть некая конечная истина, но есть отражение элемента Объекта.
Посмотрев на этот элемент, или «этаж» сознание человека идет дальше, забывая об увиденном этаже и видя уже другие. С этим возможно связана и цель нашего бытия, но о ней поговорим в своем месте.
Великий смысл иудаизма заключается именно в открытии «Божественного этажа», который в нашем сознании принял облик величайшего из возведенных Сверхмиром антиподийных памятников, своего рода «обелиска» , называемого нами материей.
Этот «монумент» принял свой облик в нашем сознании также , как и иные этажи Объекта, которые в этом же сознании приняли облик пространства и времени. Я сильно подозреваю, что существовало время, когда человек не знал ни того, ни другого.
Иудаизм, отразил великий скачок в развитии сознания человечества. Скачок, позволивший человеку увидеть то, что всегда находилось вокруг, но чего он не видел, а именно антиподийный памятник материи.
Знание об этом вселенском Обелиске первоначально заключенное в скрижалях этого древнейшего монотеистического учения, было затем извлечено из них через приспособленные для этого великого чтения архитектуры сознаний А. Эйнштейна и Н. Бора, М. Планка и других избранных и стало фундаментом грандиозной эпохи рационализма и технологий.
Замечу при этом, что мы изобретаем технологии совсем не для той цели, которая нам кажется. Открытия рационалистической эпохи имеют и вторую, скрытую цель.
Они лишь инструментарий для решения неких грандиозных задач, которые уже поставлены перед еще не подозревающим о них человечеством.

ХРИСТИАНСТВО

Это наиболее синтетическое и всеобъемлющее учение, вобравшее в себя многое, как из буддизма, так и из религии Египта, а также из иудаизма.
Сравнивая христианство с неким духовным «зеркалом» я могу сказать, что в нем нашли отражения и элементы колеса реинкарнаций, как наказание или награда в будущей жизни. Ведь продолжение жизни в новом облике, который связан с грешностью или безгрешностью прежней жизни, есть также своего рода рай или ад. К тому же тезис воскресения говорит нам о том, что продолжение этой жизни после смерти вполне возможно.
Но самое главное даже не в этом. Христианство наиболее полно отразило структуру Сверхмира. Антиподийный центр, созидающий абсолютно новое превратился в Архитектуре сознания христианина в Бога Отца, поле, по которому передается информация от этого центра – в Дух, пронизывающий все во Вселенной и не знающий преград.
А на пересечении этого поля с Архитектурой сознания человека лежит элемент личности, носящей в себе искру Божию, то есть отраженный свет от Антиподийного центра. Именно тут рождается Богочеловек, некий микрокосм, вобравший в себя элементы Сверхмира и носящий в себе свет от центра, его созидающего.
Этот человек и стал Богом Сыном. Благой пример Иисуса говорит нам о том, что, воскресив в себе искру Божию, мы также может пойти по этому великому пути и привнести божественное в нашу жизнь.
Однако здесь речь идет не об этом. Но о том, что Троица в христианстве, единая, неделимая и одновременно существующая в Трех ликах, действительно существует.
Это отраженная в сознании архитектура Сверхмира. Антиподийный центр которого по принципу голографии отражается в бесчисленных сознаниях живых существ через некое поле.
При этом Центр, поле и эти существа живут раздельно, однако все три сферы составляют единую и великолепную по своей гениальности архетектоническую структуру, на самом деле показывающую взаимопроникновение Сверхмира и мира Объекта, в котором мы живем.
Все о чем говорят догматы христианства, есть безусловная правда, однако, не всю правду способно отразить сознание человека.
Сознание вообще построено по принципу не широкого, а узкого отражения. Оно, как правило, выхватывает из бездн этажей миров лишь что-то локальное и сосредотачивается на нем. Есть и иные правды. Поэтому всякая вера узка перед тем, что она отражает. Однако, как я постараюсь показать чуть дальше, в этом есть ее предназначение.
Поэтому созерцание христианством одного из важнейших элементов Архитектуры Сверхмира, а именно элемента Троицы в ее раздельном и одновременно совместном бытии есть великое откровение, которое показывает душе человека очень важный смысл , заложенный, как в устройство мира, так и в архитектуру его собственного сознания.
Однако при этом откровения христианства ничуть не умаляют откровений иных великих монотеистических религий.

МУСУЛЬМАНСТВО

Это учение также отражает определенные элементы Архитектуры Сверхмира. Западным рационалистическим умам мусульманство кажется чем-то отсталым и архаичным. Ум западного человека не способен осознать великие откровения Пророка Мухаммеда, отраженные в Коране. Несколько позже я постараюсь показать, что это не «вина» западного ума, но лишь следствие его архитектуры.
Я это покажу, поскольку глубоко убежден, что то, что сознание одной архитектуры может видеть, сознанию другой архитектуры практически не доступно.
Именно здесь таится причина многих непониманий, как между людьми, так и между целыми нациями. Однако, если один человек , или одна нация видит или не видит что-то, что дано другой, это совершенно не означает , что этого не существует в действительности.
Поэтому , касаясь мусульманства, я не берусь полно отразить это великое учение. Я хочу лишь отразить ту его часть, которая поразительно связана с моим учением о Сверхмире и отражает один из удивительных феноменов последнего.
Нужно сказать, что мусульмане, особенно первые мусульмане , жившие в шестом , седьмом веках нашей эры видели связь своей веры с предыдущими учениями, в частности, с христианством.
В знаменитом и самом древнем православном монастыре Святой Екатерины, построенном в четвертом веке на Синае, у той самой Неопалимой Купины, где пророк Моисей получил от Господа десять заповедей, рядом с православным храмом стоит мечеть, где и по сей день проводятся службы.
Охрану же монастыря уже почти полторы тысячи ведут мусульмане- бедуины. Мусульмане считают Моисея и многих библейских пророков , а также самого Иисуса и его мать Марию пророками.
Но, однако, отдавая дань уважения христианству, не все в нем может принять душа мусульманина. В частности, Иисус для него лишь Пророк, так же, как и Моисей, но и Мухаммед также не Бог, но последний, Великий Пророк, которому Аллах направил свои послания.
Мухаммед лишь услышал их и донес до разума правоверных. На самом деле, в этом одно из важнейших отличий мусульманства от христианства. Оно заключается в том, что человек не может быть Богочеловеком, каким в христианстве считается Иисус. Высшая степень, до которой может подняться человек – это удостоиться посланий от Аллаха и донести их до разума других людей.
Это важнейшее отличие. Если христианин готов поверить в то, что Бог Сын способен спуститься на грешную Землю и показаться людям, дабы спасти человечество, то мусульманин в это поверить не может.
Мусульманин считает, что Бог не только не может стать человеком, но и сам облик его непостижим для человека. Человек не может увидеть Бога. Именно поэтому эта вера запрещает изображать образ Аллаха.
Сознание мусульманина как бы говорит ему, что Аллах нечто настолько непостижимое и огромное, настолько могущественное и лежащее вне нашего разума, что последний не способен в виду своей узости и ограниченности лицезреть Правителя Мира.
Однако, человек может общаться с этим непостижимым и гигантским Нечто и получать от него покровительство и послания, которые покажут ему его предназначение и путь в его жизни.
Считая так, мусульманин на самом деле, как никто другой верно отражает сущность того гигантского явления, которое я называю Сверхмиром.
Почему верно? Прежде всего, потому, что душе правоверного открываются те таинства, которые скрыты от иных сознаний.
Когда я, анализируя искусство авангарда, также проливающее нам великолепный луч света на суть Сверхмира, говорил о принципе антиподии, то, напомню, что я имел в виду то, что Сверхмир никогда не может быть отражен Архитектурой сознания таким, каков он есть.
Он всегда отражается в виде антипода, а именно чего-то иного, что создает на его основе архитектура нашего сознания. А ведь это и есть именно то, о чем говорит мусульманство. Как бы мы ни старались узреть облик Бога, мы из – за устройства нашего разума и души не в силах этого сделать.
Облик Всевышнего лишь отражается в бесчисленных сознаниях людей, принимая в каждом из них свой образ. И вы не найдете тут двух одинаковых или похожих. Это, кстати, есть следствие голографического устройства системы, с помощью которой Сверхмир управляет нашими сознаниями.
Вот именно этот удивительный принцип совершенно правильно отражает мусульманство. Другой принцип, о котором знает всякий мусульманин и о котором давно забыл ум европейца, а об американце я и не говорю, состоит в том, что правоверный каждый миг должен ощущать свою связь с Аллахом.
Он должен несколько раз в день молиться ему и получать послания. В первых главах книги, посвященных архитектуре сознания, я постарался показать, что послания, действительно приходят в наш разум. Только они зашифрованы, что и отразил гений русского авангарда.
«Послания» приходят, и если, вдуматься, то только благодаря им мы и ориентируемся в том удивительном мире, который приютил нас. Дело в том, что этот мир настолько не таков, каким он нам кажется, что без путеводных посланий от силы его созидающей, человек не прожил бы и одного дня.
Но то, к чему сверхсовременный ум европейца еще только подходит, мусульманин уже давно знает. Он знает, что Аллах может общаться с ним и это общение дает ему путеводную нить в жизни.
Вот именно этот принцип посланий и отражает мусульманство в своих ежедневных общениях с Аллахом , а затем и орнаментах, которые по сути есть записи « небесных посланий».
Таким образом, перед нами возникает удивительная картина. Архаичные и непонятные для европейского разума истины мусульманства оказываются не только не архаичными, но, наоборот, отражают два важнейших элемента в архитектуре Сверхмира.
Во – первых, возможность постоянного общения с ним и получения от него информации, без которой человек фактически слеп и способен упасть в пропасти этажей миров, о чем я подробнее скажу несколько позднее.
Во- вторых, принцип голографичности, используемый этим миром для управления человеком.
То есть мусульманство, как вера оказывается не только не неким архаичным, «отсталым» древним учением, но, наоборот, отражает то, к чему еще не приблизилась европейская цивилизация.
Оно видит великую истину бытия и дает возможности для создания некой новой суперкультуры, отражающей то тайное устройство мира, которое было до сей поры скрыто от так называемых «прогрессивных» западных цивилизаций. Именно эта подспудная и интуитивная идея вдохновляет современных пророков ислама на создание всемирной исламской державы.
А это говорит и о том, что будущий поворот в мировой истории окажется связанным с тем, что истины мусульманства и буддизма станут путеводной звездой для человечества и откроют ему новый и поразительный мир, скрытый до сей поры от наших глаз.
Это будет мир реального общения человека со Сверхмиром и получения от него новых истин и великих ценностей. Судя по всему Сверхмир, раскрывает перед человечеством несколько своих важнейших тайн, проникновение в которые позволит создать реальный язык общения с этим потрясающим объектом. Маятник истории начал свое обратное движение , и оно будет связано со старыми истинами Востока.
Пыль веков упадет с них, и они предстанут перед нами в новом блеске. Окажется, что они не только не архаичны, но более чем современны.
Вполне вероятно, что многие из современных открытий и технологий в синтезе с этими учениями откроют новую эпоху в истории.
Эпоху синтеза рационалистических истин Запада и откровений Востока. Ту эпоху, что незаметно для нас уже отчасти вступила в свои права и с которой связан самый значительный кризис западной системы. Несколько подробнее этой темы я также коснусь в своем месте.

МАСОНСТВО.

Мне менее всего хотелось бы тут касаться социального значения масонства и его роли в политической истории многих государств и наций.
На мой взгляд, использование этого учения в революционных целях не имеет ничего общего с его тайным, не разгаданным до сих пор смыслом. Самую главную свою революцию масонство свершило в сфере разума.
Ставя в вину масонству его революционную и «социалистическую» роль в истории, мы касаемся скорее искажения этого учения людьми, но не его глубинного смысла.
Примерно также «последователи» христианства рьяно служили инквизиции и выступали против очевидных и великих достижений науки и философии, находившихся в русле божественного промысла, как и откровения пророков. Дело здесь не в учениях, но в людях, их применяющих в меру своей подлости.
У меня нет ни времени, ни желания касаться этой избитой темы. Моя цель иная. А именно показать связь масонства со Сверхмиром.
На мой взгляд, здесь лежат ключи к разгадке этого таинственного учения, кстати, не понятого до конца и многими его сторонниками, которые всегда не столько осознавали подлинный смысл доктрины вольных каменщиков, сколько ощущали истинность его откровений в сфере веры, науки, философии и социальных программ.
Я же глубоко убежден в том, что, постигая сущность Великого Архетектона, масоны, прежде всего, занимались совершенно реальным делом изучения архитектуры сознания и поиска в нем реального «тоннеля миров», обнаруженного много позднее философией авангарда.
Сделать столь смелое предположение можно, обратив внимание на в высшей степени синтетический характер этого учения. Пожалуй, нет ни одной священной формы и эмблемы, не использованной масонством в его манускриптах. При этом каждая из этих фигур и символов окружается волшебным ореолом, а сами они трактуются как «ключи от тайн мира».
И это не случайно. В действительности эти эмблемы и формы от пяти и шестиконечных звезд, до треугольников, кругов, квадратов, овалов, кабалистических орнаментов, сочетания различных геометрических и человеческих фигур, а также фигур животных имеют значительное более глубокое значение, чем кажется.
Масонство собрало все тот же набор великих форм, «кирпичей творения», которые открыли пророки , а в след за ними философы , а затем и представители авангарда, которые нашли эти архетипы и «узоры» в архитектуре своих сознаний.
Возникает вопрос. Чему же посвящены эти таинственные и охраняемые символы масонства? А прежде всего тому, что я называю «посланиями», то есть зашифрованными сообщениями, направляемыми в наше сознание Сверхмиром.
Эти же коды представлены и в орнаментах мусульманства, справедливо не признающего возможности созерцания образа Аллаха человеком. Они есть в христианстве и иудаизме.
Таким образом, масонство, соединяя символы веры, создает вселенский язык, который поможет человечеству понять Архитектуру Сверхмира и ее связь с нашим миром.
Отсюда вытекает желание масонства создать сверхчеловечество, здесь корни его космополитизма и наивная вера в возможность конструирования некой новой, универсальной религии, объединяющей в себе все веры всех эпох и народов.
Из этого же, как следствие вытекают и его социальные программы. Они в действительности вдохновлены синтетическими кодами языков сознания, обнаруженных вольными каменщиками в анналах различных вер.
Однако, масоны, как и представители верований, породивших священные символы и архетектоны, лишь интуитивно ощущали скрытый в них огромный смысл.
Они чувствовали их «божественный потенциал», но естественно еще не могли представить, что те играют роль букв из языка, на котором Сверхмир «общается» с человечеством.
Масоны, быть может, впервые в истории посмотрели на мир с архитектурной точки зрения, как на некое продуманное сооружение, имеющее сложную архетектонику .
Как на Вселенское Здание с этажами, переходами, тоннелями, архитектурными украшениями, имеющими мировое значение. Именно поэтому они называют себя вольными каменщиками и говорят об архитектуре миров.
Масоны предполагали, что миром правит некая тайная, невидимая всемогущая архетектоническая структура во главе с Великим Архетектоном.
Нужно отметить, что каменщики не называли его Богом. Они словно хотели выйти за сферы Образа Всевышнего, как , впрочем, и за образ материи. Они искали что-то еще. Нечто тайное и всемогущее. Более значительное, нежели сам Бог. Некий чудесный и мистический мир.
Характерно, что такой взгляд на мир позволяет объединить в единый комплекс, казалось бы, несоединимые и противоречащие друг другу элементы бытия. Например, такие , как вера и материя. Бог и атеизм.
Масоны замечают, что за тем и за другим стоит некий иной объект, созидающий, как веру, так и атеизм, как идеализм , так и материализм, являющиеся лишь отражением архетектонов этого загадочного «теневого объекта».
Можно предположить, что философия масонства интуитивно, на возможном в момент ее возникновения уровне, отразила сущность взаимовлияния двух миров и связь их архитектурных комплексов.
Масонство утверждает, что мир устроен много сложнее и интереснее, чем совсем недавно казалось людям. Что все в нем не так просто, а то что кажется простым есть следствие огромной сложности.
Сознание человека способно отражать разные архетектоны. Как те этажи, которые связываются нашим разумом с образом Архетектора Вселенной, то есть Бога, так и те, что связываются с понятием материи. Масонство словно видит Объект, стоящий за Богом и материей. И то и другое поднимаются в наш мир как антиподийные памятники этим архетектонам и превращаются в нашем разуме в Бога и Материю. Масонство видит нечто большее, чем привычный Бог и привычная материя.
Оно раздвигает перспективу мира, но совершает этот акт, используя мистические средства. Это и понятно. Интуиция и мистика во время рождения Ордена вольных каменщиков служили теми «языками», на которых Сверхмир «рассказывал» человеку о своих тайнах.
Сегодня развитие культуры и технологии, а также проникновение в некоторые тайны сознания позволяет нам открыть и более точные языки, а это значит, что сообщения от параллельного мира приобретут небывалую ясность.
Скорее всего, именно этого и добивается в своем общении с человечеством тот мир, что есть одновременно рядом и бесконечно далеко от нас.
Таким образом, одновременное и гармоничное служение Великому Архетектону и рациональной материи в масонстве есть не противоречие, а предвидение высшего смысла устройства МироЗдания, понимаемого братьями – каменщиками, как чрезвычайно сложная и таинственная мировая Архитектура.
Это важнейшее откровение, раскрывающее нам глубинную философскую сущность масонства, учения на самом деле отразившего один из важнейших скачков в развитии сознания человека.
Скачок, позволяющий увидеть некий иной мир, состоящий из блоков архетектонов, на которых и покоятся антиподийные памятники Богу и Материи. Два последние, потрясающие объекта есть не основа бытия, но нечто, за чем стоит третий объект, значительно более могущественный, чем два первых.
Одновременно масонство воплощает и одну из главных идей, связующих архитектуры сознания и Сверхмира. Я говорю об идее отражения разумом «архитектурных деталей» последнего.
Эта идея воплощена в известной масонской философской Триаде, которая говорит нам о том, что все веры мира отражают по сути своей одну архитектуру, но в силу принципа антиподий воплощают полученные «картины» в различных, подчас противоположных образах.
Отсюда общность отражений Триады. В христианстве – Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух. В иудаизме – Яхве, мессия, Шехина. Индуизме – Рама, Шива, Вишну и многих других верованиях.
Сознания разных наций отражают элементы некой общей архитектуры, но из-за их разного «устройства» ее элементы воплощаются в разных образах.
Это касается не только принципа философской Триады, но также и иных принципов, отражающих элементы Архитектуры Сверхмира.
Масонство и тут склонно к синтетизму различных вер, к соединению их и одновременно через этот принцип – к более широкому взгляду на мироздание.
Однако важно знать, что архитектура сознания устроена так, что оно не может и никогда не сможет видеть целого. Оно всегда отражает фрагменты.
Каждая религия есть следствие именно фрагментарности сознания. Когда мы пытаемся соединить откровения нескольких вер, мы все равно не создаем архитектуры, способной отразить целое.
В результате рождается новая фрагментарная программа, способная открыть для нашего разума иной этаж Сверхмира. И я подозреваю, что фрагментарность отражения есть основной принцип работы сознания.
Его главный постулат, позволяющий сохранить в тайне то, что мы не должны видеть. Скорее всего, нам и не нужно проникать в те тайны, скрываемые от нас параллельным миром. Такая попытка, как правило, имеет плохие последствия.
Таким образом, в предощущении Сверхмира и в откровении о том, что Вера и Материя не есть противоречия, но части единого и великого Архитектурного ансамбля есть великое значение масонства, учения, отнюдь не исчерпавшего своей потенции и при его развитии на современной почве способного открыть человечеству многие тайны мироздания.

КАББАЛА.

Это философское учение во многом определило появление франкмасонства, и, на мой взгляд, также предвидело тайную архитектуру МироЗдания, включающего не один, но два мира. Высший и низший.
Каббала, как и масонство, окружена массой путаных мистических легенд и вымыслов. Моя задача не повторять их, строя себе якобы возвышающий обычного человека, «постамент» каббалиста, но обнажить простой смысл этого учения.
Я вообще вижу одну из задач этой книги именно в том, чтобы показать, что все величайшие принципы, положенные в основу МироЗдания чрезвычайно и гениально просты.
Я хочу постараться показать вам, что чудеса приходят каждое мгновение, и они совершенно будничны и поэтому чаще всего и не замечаемы людьми.
Ясная и подлинная архитектура мироздания «погружена» в огромное количество второстепенного и подчас «запутанного» материала, мешающего постичь эту простоту.
Сколько мифов и вымыслов находится вокруг идеи предсказания будущего и получения о нем информации. Но само «послание о будущем», как мы увидели из анализа «откровений» авангарда, чрезвычайно просто.
Человек вдруг начинает видеть и рисовать некие картинки, кажущиеся ему бессмысленными, но затем получается, что они и есть послание о будущем. Письмо, приходящее без лишнего шума, так же «просто», как встает Солнце.
Но это же чудо. Однако, никто не обращает внимания на подлинное «парапсихологическое» послание о будущем, зато с восторгом слушает всякие запутанные россказни о магах, старцах, астрологах и прочих мистиках, якобы облеченных высшей властью на получение откровений.
То же получается и с кабалистикой. О чем она, если убрать мистическую шелуху и тысячи мифов? Прежде всего, о двух, опять же, простых вещах.
Во-первых, каббалисты говорят, что мир Бога не есть догма, но некий постоянно изменяющийся объект, и что жизнь наша влияет своим течением на его образ .
Во-вторых, они говорят о слове, как основе всего сущего. Они пишут о том, что два мира, основывающие мироздание, постоянно общаются друг с другом и для этого есть особые слова и коды. И все их заклинания и повторения тайных имен и мистических сочетаний букв еврейского алфавита есть не что иное , как попытка вскрыть эти тайные для человека коды общения двух миров. Слова, которые позволят, в том числе и лучше видеть будущее.
Оба этих постулата кабалистики чрезвычайно важны и точны. Надо отметить, что и христиане, и иудаисты , и мусульмане, и буддисты фактически также ищут язык общения с Богом.
Все символы веры в виде крестов, волшебных кругов, звезд, орнаментов – не что иное, как буквы языка сознания, на котором оно общается с высшими сферами. Это же касается и архитектуры молитв.
Однако попытка всех вер, в том числе и каббалистов, найти «язык», связующий миры, сродни попытке алхимиков найти философский камень и созидать из свинца золото.
Заметьте, я не говорю, что философского камня не существует, более того, я убежден, что он есть, но не алхимикам найти его. Поскольку философский камень все еще спокойно лежит на том этаже мироздания, что пока наглухо закрыт от зеркала нашего разума.
Золото из свинца можно будет получать иными методами, возможно, влияя на архитектуру атома свинца с помощью реальных технологий будущего.
То же можно сказать и о языках общения со Сверхмиром. Мы и так каждое мгновение общаемся с ним, но делаем это подсознательно.
Вполне вероятно, что настанет день, и архитектура сознания человека получит возможность читать тексты ноосферы. Вот это и будет реальной технологией обратной связи между мирами.
И поверьте, что способ такого общения окажется весьма простым и не будет в нем бесчисленных повторений имени бога и букв еврейского алфавита, а также страшных заклинаний, однако будут другие повторения, о которых нам еще не дано знать
Однако путь к этой простоте, как всегда в истории сознания, окажется бесконечно тернистым и сложным.

Глава вторая.
МОНОТЕИЗМ, КАК ЯЗЫЧЕСТВО.

Из всего сказанного вытекает один удивительный вывод. Он заключается в том, что все так называемые монотеистические религии есть на самом деле своего рода язычество. Каждая из них отражает не целое, а ту или иную часть архитектуры Сверхмира.
Буддизм – Колесо реинкарнаций. Христианство Триаду – Отца, Сына и Святого Духа и расположение человечества на Кресте между Духом и материей.
Мусульманство – истины пророчества и посланий и невозможность созерцания подлинного Образа Творца, как и невозможность человека стать Человекобогом и высшую ступень его развития, как ступень пророчества.
Иудаизм – великую тайну «этажа мироздания», предстающего в нашем разуме в виде Антипода или Образа материи, которая превращается этим учением в подобие Бога.
Каждый из этих культов видит часть Архитектуры Сверхмира. Однако ни один из них не способен узреть целого! В этом смысле мы на самом деле наблюдаем не монотеистические, но языческие культы!
Каждый из приверженцев того или иного монотеистического культа смотрит сквозь узкую «щель» в перегородке, разделяющей два мира. В Сверхтворческом мире он видит то, что позволяет ему размеры и форма его «щели», которая в действительности является структурой его сознания.
Весь так называемый монотеизм также фрагментарен, как язычество, призывающее нас верить во власть Солнца, Туч, Неба, Эроса, Марса, Афины Паллады, Зевса , или Фатума.
Из этого предположения можно сделать и еще один удивительный вывод, но для этого нужно задуматься над тем, почему мир устроен так, что сознание человека и какой-то части человечества в тот или иной период нашего бытия отражает ту или иную часть Сверхмира.
Почему буддист не видел истин христианства, а то в свою очередь, не видело истин мусульманства, которое не замечало истин иудаизма, в то время, как последний гордо отдавался созерцанию собственных откровений?
Скорее всего, так получилось потому, что здесь мы касаемся скорее не истины, но того, как Сверхмир управляет человечеством с помощью демонстрации своей Архитектуры нашим сознаниям.
Возникает предположение, что сознание человека а, скорее всего, и других живых существ устроено так, что оно способно «видеть» ту или иную часть архитектуры Сверхмира.
Почему же так получается ?
Во-первых, потому, что сознание развивается во времени, а, развиваясь, оно отражает все новые и новые этажи Сверхмира. Оно напоминает зеркало, постоянно меняющее свою форму и структуру и потому отражающее все новые и новые элементы Сверхмира, ранее находившиеся вне поля его созерцания.
Во-вторых, сознание , кроме изменений во времени имеет, по всей видимости, и национальную структуру. То есть сознания людей разных наций устроены несколько иначе. Эти различия позволяют одной нации видеть в Сверхмире то, что не может заметить другая нация.
Отсюда следует множество национальных предрассудков и конфликтов. Христианин, буддист, мусульманин, иудаист замечают в Сверхмире каждый свое и ненавидят или же смеются над теми, кто не видит то, что дано им , или же видит вообще нечто иное.
При этом узкий луч сознания каждой нации, как правило, сфокусирован на своих архитектурных «виньетках» Сверхмира. Так перед нами предстает уже новая, но при этом не менее потрясающая воображение картина.
Сверхмир через структуру сознаний демонстрирует людям и нациям ту или иную свою часть. То он показывает человечеству Колесо реинкарнаций, то Триаду, то иной свой «этаж».
На основе этих демонстраций человечество созидает истины и культы, то есть программы, руководящие человечеством на протяжении веков и тысячелетий.
Во имя каждого из культов, имеющих свою философию, ценности и истины, уже создается культура, которой служат поколения за поколением миллиарды людей.
Затем сознание человека делает некий скачок в своем развитии и отражает новую деталь Архитектуры Сверхмира, ту, которую оно не могло видеть ранее из-за неких особенностей своей конструкции.
Так к нам приходит новая Истина. Новый культ, вера, знание и культура, которая, в свою очередь, заставляет нам служить ей столько, сколько потребуется Сверхмиру для реализации его задачи.
При этом я глубоко убежден, что человечество, живя в рамках той или иной культуры или культа, выполняет две работы.
Первую оно выполняет для строительства «земного культа» и культуры.
Вторую оно делает для Сверхмира, для культуры «небесной», хотя к «небу» последняя не имеет никакого отношения. Однако, с этой тайной работой напрямую связано то, что люди привыкли называть целью своей жизни, но не в вульгарном, а высшем смысле этого слова.

Реальность чудес , как антиподийных памятников.

Есть еще одни весьма важный вывод, который можно сделать из данной философской концепции управления МироЗданием. Он касается прекрасной и заманчивой для сознания области чудес.
Вера всегда в качестве доказательств бытия Бога приводит примеры чудес, им совершаемых либо в виде Бога Отца, либо Сына, либо Духа святого.
Чудеса эти многоразличны. Я уже касался чудесного образа Троицы, то я уже высказал по его мнению свое суждение. Троица, бесспорно, существует в виде некоего голографического чуда, существующего в себе и отражающегося в каждом элементе МироЗдания. При этом я всегда оговариваюсь, что речь идет о процессе, перед которым голография – это детский лепет, поскольку процесс нахождения трех в одном и одного в трех бесконечно более сложен и голография есть лишь слабый отблеск того этажа мира, где он свершается.
Но есть и иные чудеса. Например, чудеса Преображения, Воплощения, Воскресения из мертвых, исцеления от неисцелимых казалось бы недугов, есть также чудо реинкарнации, получения откровений во сне и наяву, чтения будущего и многие, многие иные чудеса.
По их поводу я могу сказать то же самое, что и в случае с Троицей. Чудеса эти, бесспорно, реальность и они, бесспорно, случаются, причем не иногда, а каждое мгновение тысячами, миллионами или даже миллиардами.
Просто здесь мы имеем дело с процессом, о котором я говорил в начале книги, когда упоминал о принципе реконструкции Сверхмира. Принцип же этот заключается в том, что наше сознание не придумывает ничего нового, но , сканируя самые многоразличные этажи миров, отражает существующее на них.
Поэтому все описанные чудеса существуют, но каждое из них происходит на одном из этажей МироЗдания, напоминающего действительно Здание со множеством архитектурных элементов, большинство из которых, кстати, не подвластно прямому видению.
Если встать на эту позицию, то окажется, что например, чудо преображения есть некий антиподийный памятник некоему процессу, сходному с реинкарнацией, при которой одно существо может обретать облик иных существ, сохраняя свою внутреннюю сущность и следуя своей карме. Этот тот же процесс, который проходит бабочка, превращаясь из гусеницы в куколку, а из нее в самое себя.
Тот же процесс происходит повсеместно, когда из генетического текста, проходя множество стадий : от яйцеклетки, превращающейся в ряд существ, эволюционно предшествовавших появлению человека, наконец, появляется и сам младенец, который также в жизни своей постоянно преображается, проходя множество стадий от младенчества до старости, и в каждой стадии этой по сути являющийся иным, преображенным по отношению к предыдущему, человеком.
Преображающийся христианский Бог также ведь отражает этот глубинный процесс Преображения именно поэтому он предстает перед нами в ряде чудесных обличий. Либо человека. Либо голубя. Либо Света, идущего с небес. Его последователи четыре евангелиста ведь также существуют в своих преображенных формах Льва, Голубя, Тельца и Ангела.
Путь преображения универсален и отражен во множестве вер. В карме буддизма, египетских верованиях о переселении душ, вере в фатум, волшебные превращения одного существа в другое, постоянно используемые мифами и сказками.
На самом же деле Преображение, бесспорно, существует и происходит оно на определенном этаже МироЗдания, там, где конструируются живые существа. Наше сознание ничего нового тут не придумало, просто оно внутренним своим «оком» отразило этот этаж и на основе его создало Антиподийный памятник Преображения. Создав его, оно создало некий виртуальный процесс и перенесло его с одного этажа мироздания на другой. Из Сверхмира, где этот процесс суровая реальность в мир Космоса, где он Великое Чудо! Поэтому я скажу, что чудо Преображения существует, но не там, где его ищут. Оно есть вернейшее подтверждение процесса антиподии и создания множества объектов и существ на основе одной архитектуры Сверхмира.
То же касается и иных чудес. Например, воскресения из мертвых. Это также отражение этажа Сверхмира, где «душа» человека растворяется в поле духа , который затем пересекается в новой архитектурой сознания и дает ей новую жизнь. Умирая тело уходит, но сознание остается, правда, в другом виде, чтобы воскреснуть в новом бытии. Опять же мы сознанием своим, как неким оптическим прибором сканируем и этот этаж, чтобы на основе его создать Антиподийный памятник Воскресения. Но мы опять же путаем место. Воскресние происходит ежесекундно, но не там, где нам кажется и не там, где мы построили свой очередной Антиподийный памятник Вечной жизни.
Воскресение из мертвых касается и вечного колеса жизни, называемой буддизмом реинкарнацией. По сути реинкарнация также описывается с помощью все того же, абсолютно универсального принципа антиподии. Каждое следующее существо в ее цепи, некий антипод, построенный на общей архитектуре, называемой кармой.
В чуде реинкарнации много прекрасного, но оно вызывает и ряд вопросов. В частности, откуда появляются некие новые существа, раз все живое есть лишь следствие бесконечной цепи перевоплощений и преображений?
На мой взгляд, чудо реинкарнации отражает тот этаж Сверхмира, где рождается та архитектура, которую я называю «архивом сознаний». После смерти человека, бесспорно остается архитектура его сознания, иначе душа, которая переходит в Сверхмир , но там она не может существовать в некоей целостности, поскольку этот мир не знает индивидуальности, именно поэтому «Я» человека в этом мире исчезает. Оно входит в то, общее «поле духа» и растворяется в нем, привнося тот возможный вклад, который она сделала при жизни, как некая модель Сверхмира. Таким образом, сознание человека становится частью этого общего поля, связующего Антиподийный центр с архитектурами разума людей и иных живых существ.
Она живет в этом поле и в нем пересекается с иными архитектурами сознаний, то есть живет и в них. Всякая жизнь, так или иначе обогащает поле духа , вносит в него новую информацию, но теряет в нем свою индивидуальность. Поэтому нельзя говорить о перевоплощении сознания одного живого существа в тело другого. Можно говорить о пересечении обогащенного этим сознанием поля духа с новой архитектурой жизни. Именно поэтому может рождаться сколько угодно новых существ и не возникнет вопроса о том, кто в них вселился.
Поле «ноосферы», несущее в себе информацию о триллионах жизней и «Я» людей, как неких моделей микрокосмосов, без труда «обслужит» всякую появившуюся архитектуру новой жизни. И вопроса о количестве перевоплощений и их соотношении с новыми жизнями и прежними смертями тут более не возникнет.
Но чудо реинкарнации, как Антиподийный памятник этому важнейшему процессу, все равно останется реальным феноменом нашего сознания, читающего записи на разных уровнях бытия. Ведь подлинное чудо еще и в том, что сознание способно отражать то, что казалось полностью скрыто от его «зеркала»! То есть те этажи миров, что лежат вне сферы наших обычных чувств.
Принцип оптического отражения можно распространить и на чудо исцеления от неисцелимых болезней. Подробнее я коснусь этого «чуда» в разделе «наука будущего». Но и здесь скажу пару слов.
Дело заключается в том, что основа многих неисцелимых болезней может лежать даже не на уровнях молекул или же атомов, а за ними. Там ведь не некая пустота.
Я уже писал, что в микроскоп мы видим то же самое, что и в телескоп. За архитектурами генов и биологических молекул также идут бесконечные этажи Сверхмира. И вот на них лежат ключи к регулированию множества тончайших процессов жизни, а значит возможности исцеления кажущихся нам неисцелимых болезней. Поэтому чудо исцеление также антиподийный памятник этим самым этажам.
Есть еще одно чудо, о котором мне бы хотелось сказать отдельно. Если помните, Христос накормил пять тысяч человек несколькими рыбами и пятью хлебами. И это не ложь, но Антиподийный памятник той архитектуре Сверхмира, где созидается энергия. Я предполагаю, что закон сохранения энергии в Сверхмире отступает. Там есть иной принцип. Он говорит о том, что источник энергии этого мира бесконечен, правда, нужно учитывать, что понятие бесконечности тут также есть некий антипод, возникающий в нашем сознании, как антиподы пространства и времени.
Но и энергии атомов, содержащихся в пяти хлебах, действительно хватит, чтобы накормить не то что пять тысяч человек, но миллионы. Поэтому и в упоминании «чуда накормления» религия говорит правду, но не всю правду она может сказать в силу своего устройства, как архитектуры сознания.
Таким образом, всякое чудо есть отражение архитектурами сознания реальности в виде антиподийных памятников, но процессам, протекающим на многоразличных этажах МироЗдания.
И истинность чудес лишний раз подсказывает нам, что мы , в сущности, ничего не придумываем, но лишь смотрим в глубины двух миров, где уже есть высшие аналоги всех наших грядущих откровений.

Глава третья.
Памятник второй.
История цивилизации.

В предыдущей главе я писал о вере. Я рассматривал ее, как важнейший памятник той или иной архитектуре Сверхмира, то есть, как некое отражение его структуры в мире сознания, но через призму антиподов.
Религия не единственный памятник одной из архитектур параллельного мира. Памятников таких множество и далеко не все из них мы можем заметить.
Если приглядеться повнимательнее, то история цивилизаций на самом деле также представляет собой целый «ансамбль» из множества «скульптур», возведенных на фундаментах структур второго мира.
Моя цель не в том, чтобы утомлять Вас долгими историческими экзерсисами. Как и в случае с верой, я лишь в общих чертах постараюсь показать, что история нашей цивилизации также представляет собой великолепный памятник архитектурам Сверхмира.
Чтобы сделать это, мне вновь придется коснуться проблемы истины. Двигателем истории на самом деле служит череда сменяющихся и противоречивых истин. Человечество постоянно выясняет, что оно достаточно долго жило не там, где ему казалось, что на самом деле, мир кругом устроен совершенно иначе и что только в данный момент оно, наконец, увидело, подлинный его облик.
При этом, как правило, все предыдущие, «написанные» нашим сознанием картины отвергаются, как ветхие свидетельства прежних заблуждений, и люди самозабвенно отдаются созерцанию последней «абсолютно правильной» версии МироЗдания. Самой верной истине, с момента ее открытия и признания «возглавляющей» и направляющей новый исторический процесс.
Все крупнейшие исторические процессы проходили под знаменами новых, недавно открытых религиозных, философских, социальных, национальных и прочих «святынь».
Историю человечества двигали ценности первобытного общества, буддизма, христианства, мусульманства, феодализма, просвещения, социализма, коммунизма, национализма, демократии, автократии и прочих догматов. Причем, каждый из них, как правило, полностью или частично отвергал предыдущий.
Я уже писал, что это неверно, и все истины всех времен и народов на самом деле отражают некие этажи другого мира. С этой точки зрения человеческая история совершенно поразительна.
Она постоянно намекает нам о подлинности всех древних и новейших истин. Каждая из них замещает предыдущую не из-за «ветхости» последней, но лишь потому, что луч развивающегося сознания вдруг высвечивает из «мрака» Сверхмира очередной его элемент, чудесным образом превращающийся в нашем разуме в новую истину.
Сознание перестраивается достаточно медленно, чтобы в момент завершения очередной реконструкции обратить внимание человека и человечества на то, что всегда находилось рядом, но лежало вне «зеркала» разума.
За этапом медленной эволюции сознания нередко начинается революционный период открытия новых истин и строительства новых мировоззрений.
Поэтому все великие революции – лишь следствия эволюции сознания. В революционные периоды своей истории человечество получает столько потрясающей новой информации, сколько затем не получает и за следующие столетия.
Эта информация затрагивает все сферы нашей жизни. Науку, религию, философию, искусство, социальные отношения. «Паруса сознания» наполняются новым свежим ветром, раскрывающим шторы, за которыми открываются великолепные тоннели, ведущие на непознанные «этажи» Объекта и Параллельного мира.
Нечто медленно, но верно словно «закачивает» в наш разум массив новейших данных, после чего мы самозабвенно строим на их фундаментах новые истины, новую жизнь, культы и культуры.
Толчком к получению такого потока информации, очевидно, служит готовность новых архитектур сознания его принять и обработать.
Как только сознание уже подготовлено к этому великому действу, то тут оно и начинается. Как в случае с авангардом, или иными крупнейшими течениями мысли и духа все происходит буднично и просто.
Несколько избранных людей неожиданно для самих себя начинают видеть новый мир. Тот, что всегда находился рядом, но оставался недостижимым для человека из-за узости прежней, безнадежно устаревающей формы его разума.
Затем сознание получает некий простой импульс. Роль его может играть прекрасный абстрактный образ, некий условный код, намекающий разуму на открывающуюся для него возможность проникновения на новый этаж Сверхмира, а затем и Объекта.
После этого толчка сначала несколько, а затем и множество людей замечают вокруг себя новые миры с таящимися в них невиданными еще истинами и святынями.
Я хочу сказать, что на переломе важнейших исторических периодов в сознание отдельных людей и целых народов приходят гигантские по объему «послания» о сущности следующей эпохи.
Общение противоположных миров невозможно без посредника. Его роль и играет сознание, переводящее смысл послания на языки человечества.
Никакой искусственный прибор не способен точно отразить жизнь нашего разума. Техника даст лишь мертвую интерпретацию процессов, протекающих в архитектуре сознания.
Главный же «прибор», способный наблюдать за сознанием, по всей видимости, спрятан в его же архитектуре. Это некая «деталь», позволяющая человеку видеть беспредметные и прекрасные картины, получаемые разумом из просторов антимира.
Среди образов- антиподов, шифрующих новую информацию, можно встретить и письмена о грядущем, в том числе и о новейших истинах. Читая их, некая еще не определенная нами структура сознания и созидает великие ценности новых эпох.
Архитектура сознания, возможно, единственная во Вселенной структура, способная к самопостижению и самосовершенствованию.
Я написал эти строки не ради красного словца. Ведь только понимание принципов работы сознания поможет нам осознать и глубочайший внутренний смысл, вложенный действующим через наше сознание Сверхмиром в строительство антиподийных исторических памятников всех эпох и цивилизаций.
Я говорил, что на заре девятнадцатого и двадцатого веков сознание человечества получило благую весть о сущности нового времени. Люди увидели картину прекрасного будущего, исполненного новых технологических и социальных чудес.
Однако, если обернуться назад, то перед нами возникнет масштабная ретроспектива таких посланий. Меня она потрясает, прежде всего, тем, что чем древнее и с нашей точки зрения «неразвитее» были человек и человечество, тем более сложные, подробные «послания» они получали и при этом создавали на их основе культы и культуры, определившие весь ход древней, а затем и новой истории.
Давайте же всмотримся в эту ретроспективу. Еще на заре своего становления человечество неизвестно откуда получает сведения о вещах и объектах, находящихся вне поля нашего естественного видения.
Библия пишет нам о том, как в течение нескольких дней Бог сотворил мир. При этом оказывается, что, в сущности, так оно и было. Сегодня ученые сообщают нам о мгновенном рождении Вселенной.
Чуть ранее создания библейских текстов буддизм нарисовал картину преображений и перевоплощений, лежащих в основе жизни.
В древнем Египте рождается учение о посмертной жизни нашей души. Греки с их философией очерчивают грядущий мир технологических открытий.
Они на новом уровне создают учение о материи, душе, сознании, о возможности человека летать словно птица, в том числе и за пределами Земли. Их мифы также представляют собой подробное и, надо сказать сбывшееся пророчество о будущем человечества.
Получается, что в глубокой древности люди получили обширные знания и сведения о мире, Вселенной, будущем и именно на основании этих знаний они затем кирпичик за кирпичиком собрали знание нашей цивилизации.
Сознание человека получало общие картины таких гигантских объектов и процессов, постичь которые оно не могло не только тогда, но и сейчас.
Оно словно видело те бесконечно далекие, в том числе и сегодня, бездны Вселенной, получило сведения, требующие обработки гигантских объемов точной информации. Причем общие сведения об устройстве мира и модели будущего приходили к людям именно в моменты иррационального развития восточной части нашей цивилизации.
Древний человек оказался бесконечно мудрее современного, погруженного скорее в изучение мелких рациональных «деталей» мироздания и не замечающего величия целостной его картины и мало помышляющего о сути жизни и смерти.
Затем время априорных откровений о мире и значении в нем человека закончилось. Начался новый исторический процесс. Наступил тот момент, о котором принято говорить, что «маятник истории качнулся в другую сторону».
Качнулся же он в сторону рационального. В направлении «деталей» сознания, способных помочь глубже понять великий смысл древних откровений.
Уже во времена древнего Рима и нарождающейся рационалистической Европы, а еще больше с момента перемещения центра научного и технологического постижения структуры мира в США, человечество постепенно стало забывать полную картину МироЗдания, нарисованную в его сознании восточными цивилизациями.
Оно погрузилось, как ему казалось в мир великих технологий и открытий. При этом многие забыли или не поняли, что все эти открытия и технологии сделаны, чтобы реализовать программу, полученную иррациональными учениями Востока.
По сути, за последние века люди выполнили кропотливую работу, о значении которой они не догадываются и до сих пор. Смешно думать, что человечество сделало все великие открытия нового времени , чтобы лишь насладиться комфортом.
Нет, смысл этого процесса много глубже. И мне кажется, что и сегодня мы не подозреваем, какому плану служим и какое здание воздвигаем и в чем высший смысл этого мирового строительства. На мой взгляд, именно здесь нужно искать корни кризиса, в очередной потрясающего человечество.
Все рациональные открытия и изобретения есть не больше, чем следствие кропотливого труда рабов, выполняющих свои маленькие работы и строящих свои «комнатки» и «коридорчики» в удивительном сооружении, называемом мною Антиподийным Памятником Сверхмиру. О высшем значении этой мировой стройки я скажу несколько позже.
Сейчас речь об алгоритме истории, словно маятник колеблющейся от Востока к Западу, и обратно. На Востоке мы получаем целостные и прекрасные картины гигантского, лежащего совсем рядом, беспредметного мира, на Западе начинаем искать подтверждения этим картинам, и почти всегда находим его, и строим, строим некое уже рациональное здание в честь бесконечно прекрасных Откровений Востока, подарившего нам множество картин гигантских структур миров.
Вот и сейчас несколько иссякают наши рациональные идеи, и человечество в поиске новых откровений и смысла бытия вновь обращает свой взор к Востоку.
Мусульманский Восток, Япония, Китай и Индия вновь распахивают перед пораженными обитателями Европы и Штатов «окна» в такие бездны, постичь которые едва ли способна душа технологического робота, в которого на самом деле превратился современный западный обыватель.
Однако я веду интригу не к тому, чтобы обратить ваше внимание на рациональную «узость» Запада. Эта узость была чрезвычайно важна и именно благодаря ей мы можем увидеть те бездны миров, которые созерцаем.
В конечном счете, она помогла нам увидеть архитектуру сознания и отразить ее в великих компьютерных и телеметрических достижениях нашего времени. Всякая узость с другой стороны есть широта.
Я обращаю ваше внимание не на узость мировоззрений , а на то, что я называю антиподийными памятниками цивилизации . Я связываю ритмы истории с «качанием» маятника нашего сознания. На мой взгляд, от изменения формы «зеркала» сознания и его колебаний между важнейшими архитектурными деталями Сверхмира, на самом деле, и зависит история цивилизации на нашей планете.
Можно предположить, что колебания великих исторических эпох от иррациональных откровений Востока к великим рациональным открытиям Запада, который всегда воплощал в жизнь промыслы Востока, зависит от структуры сознания, созерцающего противоположные полюса Сверхмира.
Сознание также полярно, как и цивилизация. В этом смысле оно также копирует макрокосмос. Два полушария мозга выполняют различную работу. Правое отвечает за иррациональную часть постижения мира, левое за раскрытие рациональных принципов, позволяющих воплотить в жизнь новые идеи.
Полушария мозга играют роль архитектур, концентрирующихся на различных деталях Сверхмира. Например, обратившись в сторону того, что я называю Антиподийным центром, архитектура сознания получает в свое распоряжение модели глобальных структур миров. Информацию о тех гигантских структурах мироздания, на изучение которых у человека не хватило бы и миллиарда жизней. Истины Востока в этот момент предстают перед нами во всем своем блеске.

При этом зеркало сознания, словно узкий луч, фокусируется на одних истинах, но при этом из поля зрения выпадают другие, более рациональные, истины.
К их постижению разум обращается в тот момент, когда его зеркало приближается к этажам Сверхмира, связанным с рациональными структурами.
Вот это колебание маятника сознания от одной архитектурной детали Сверхмира к другой в действительности и может определять общий ход истории, смену в ней истин и ценностей, направляющих людей и целые нации по тому или иному пути.
Примерно такой же алгоритм используется нашим сознанием и при открытии религиозных истин и откровений, в дальнейшем служащих основой религиозной философии и культов.
Последние, как правило, не выдерживают сильного крена маятника сознания в сторону этажей Сверхмира, служащих фундаментами рациональных явлений мира нашего.
Хотя всякая религия также претерпевает два этапа. Первый- этап откровений. Второй – этап рационализации этих откровений. Это хорошо видно на примере лютеранства, развития иудаизма, социалистических последствий христианства и ряда других учений.
Но при всем при том, рационализация в сфере чистой веры почти никогда не доходит до ее крайних точек, то есть до отрицания самой веры.
Зато при исторических процессах крайние точки сплошь и рядом достигаются и цивилизации сметают прежние истины и религиозные ценности, выдвигая им взамен ценности, родившиеся в результате сканирования их изменившимся сознанием иных этажей Сверхмира.
Процесс колебания маятника сознания от одной архитектурной детали Сверхмира к другой универсален. Он может объяснить многие исторические и культурные явления собственно двумя моментами.
Во-первых, отражением разных элементов Сверхмира.
Во-вторых, приближением или удалением «зеркала» сознания, как к этим элементам, так и от них.
Эти два принципа дают бесконечные вариации исторических событий, сопровождающих строительство цивилизаций и культов.
Я имею в виду, что разный результат при получении разумом новых и новейших истин может достигаться с помощью более или менее подробного рассмотрения сознанием элементов Сверхмира.
То есть мы можем смотреть на его архитектуры , как в некий «микроскоп», так и в «телескоп». Причем, удаление или приближение зеркала сознания к одной и той же архитектуре Сверхмира в нашей жизни приводит к совершенно разным последствиям.
Если мы видим «колесо реинкарнаций» так близко, как его видели основатели буддизма, то и вся наша жизнь будет посвящена служению этому «колесу» и построению в его честь антиподийных памятников. По всей видимости, чрезвычайно важных для обслуживания работы этой архитектуры Сверхмира.
Если же это же «колесо» наблюдать с более «дальних позиций», то эффект может оказаться совершенно иным. Мы получим, например, светскую идею реинкарнаций.
Вот это антиподийное воплощение архитектурной детали Сверхмира издавна называется людьми театром. Разница между буддизмом и театром лишь в том, что первый верит в полное перевоплощение человека в другое живое существо, театр же все же оставляет актеру его материальную оболочку и позволяет лишь играть в реинкарнацию.
Все дело здесь в степени «оптического» приближения или удаления архитектуры сознания к одной из важнейших деталей Сверхмира.
Таким образом, «Колесо реинкарнаций», как элемент архитектуры Сверхмира рождается в двух антиподиях, то есть двух воплощениях.
Первое – дзен буддизм, второе – театр. Однако в конце этой главы я покажу, что и любая иная «деталь» параллельного мира может рождаться не то чтобы в двух, но в бесчисленном количестве антиподий, или воплощений.
Таким образом, история нашей цивилизации тесно связана с созерцанием сознанием, как полюсов, так и менее важных архитектурных деталей Сверхмира.
Колебания зеркала сознания от одних к другим в историческом смысле и есть колебания между полюсами Востока и Запада и связанными с ними открытиями новых истин и ценностей, направляющих ход мировой истории.

Памятник третий.
Философия, культура и искусство.

Искусство, веру и философию во многом можно сравнить с «окнами» из мира нашего в параллельный. Культура и искусство такие же «антиподийные монументы» архетектонам Сверхмира, как и история.
В зависимости от того, какую деталь второго мира отражает зеркало сознания, рождается та или иная вера и связанные с ней культы, а затем и культуры. Позже истины проникают в философию и культуру и начинают «руководить» уже и искусством.
Философия, так же как и религия, стремится отразить наиболее важные элементы иного мира. В частности элемент, связанный со строительством законов.
Ведь законы, как и все кругом, не вечны. Они созидались, и я думаю, продолжают созидаться с помощью Антиподийного Центра.
Вероятно, форма законов может изменяться. Так конструируются новые формы миров и цивилизаций. Именно с «фабрикой законов» и сотрудничает новая философия.
Она всегда хотела возвыситься над верой, подняться на иной уровень, но почти никогда ей это не удавалось. Принципы веры «кочевали» из области культов в область философии и толковались последней в более общем плане.
Троица превращалась в триаду, как принцип тезиса, антитезиса и синтеза. Отражение структуры Сверхмира, осуществлявшей связь между его разрозненными объектами, реконструировалась в дух и духовное. Нет сейчас необходимости подробно говорить о связях философии со структурами Сверхмира.
Она всегда тяготела к открытию значительно более общих принципов, чем могла найти религия и тем самым создавала целостную структуру мироздания.
Сегодня философия почти перестала существовать. Она погружена в созерцание неких материалистических «мелочей бытия», а также постижение экзистенциональных ценностей, связанных с созерцанием фрагментарных этажей Сверхмира и Объекта. Впрочем, этажей важных для развития технологии и копирования материальных структур.
Мало кого сегодня интересует, зачем и почему живет человек, как устроен тот удивительный Объект, в котором мы поселены, и какова действительная цель жизни.
Почти никто не строит своей жизни в соотношении с этими архетектонами миров, и при этом почти никто искренне не способен верить во всемогущество, как Бога, так и так называемой материи.
Отсутствие новых глобальных идей заметно повсюду. И в искусстве, и в политике, и в повседневной жизни. Но именно сейчас зеркало сознания уже поворачивается в сторону необычных этажей Сверхмира. Найденные на них новые истины ошеломляют наше воображение.
Они не укладываются в рамки обычной философии, постепенно исчезающей в тумане прошлого. Рождается философия, построенная на наблюдении связей двух миров. Учение, дающее не только иные ценности, но способное гармонично вписать откровения всех времен в новую архитектуру бытия.
Философия уже пишет другую, не похожую на все прежние, картину мироздания. Она создает глобальную модель мира, и тем самым строит свой Антиподийный памятник МироЗданию в целом.
Рассматривая его, мы с удивлением замечаем, что все это время человечество жило совсем не там, где ему казалось и что многие его беды связаны с тем, что, не имея никакого более менее точного плана своего жилища, оно то и дело сталкивалось с невидимыми и неизвестными ему архитектурами не одного, но двух миров. Философия создает карту, позволяющую ориентироваться в сложнейших лабиринтах миров.
В этом же направлении работает и современное искусство. По всей видимости, многие свои откровения оно также, как наука, вера и философия черпает в параллельном мире. Искусство играет роль связующего звена между двумя мирами, отражает архетектонику сознания и служит делу творчества.
Оно имеет прямой контакт с Антиподийным центром, созидающим новые объекты, и приносит свет его грандиозного творчества на Землю.
При этом искусство не созидает ничего абсолютно нового. Оно, как отражение одной из архитектур сознания, лишь развивает и раскрашивает поток антиподий, исходящих из пространств другого мира.
Как только некий сигнал попадает в сознание, то он преобразуется в нем в нечто новое, отличное от оригинала. Так разум творит потоки антиподов, отражающих нечто существующее, но делающих это все в новых и новых формах.
Главный принцип искусства заключается в творчестве. Здание творчества покоится на главном постаменте Сверхмира. Фундаменте Антиподии.
То есть созидании на основе элементов параллельного мира беспрерывного потока новых форм, с одной стороны, скрывающих тайну архитектур этого мира, с другой же стороны, доносящих идею его до нашего разума.
Антиподы по большому счету – это коды, с одной стороны приносящие информацию из иного измерения, с другой стороны, сохраняющие те тайны параллельного мира, которые не должен знать человек.
Кстати, без применения принципа тайны жизнь была бы невозможна. Властитель мироздания должен всегда оставаться в тени.
Поле или дух, соединяющие сферу сознания с параллельным миром, присылают вести о новом. Мы не можем напрямую понять смысл этих «посланий». Переводчиком служит сознание, создающее новые антиподы, продолжающие идею пойманного сетями нашего мозга потока информации.
Антиподы становятся реальностью. Они обретают форму. Так рождаются невиданные, существующие всегда в единичном экземпляре, картины, звуки, смыслы, которые и есть самая большая ценность искусства. Главный клад творчества.
Так искусство, само того и не подозревая, строит грандиозный Антиподийный Памятник важнейшей архитектуре Сверхмира. Антиподийному центру.
Оно, как и вера, «обслуживает» архетектонику самого могущественного объекта двух миров и доносит его «волю» в самой универсальной и проникающей любое сознание форме. Архитектуре образа.
Образ же есть некий парапсихологический объект. Заметьте, что тут мы вновь прикасаемся к сфере реального, «лежащего под нашими ногами» чуда.
Чуда универсального для всех людей языка образов, способных без перевода проникать в любое сознание, обрабатываться им и передаваться далее, в другие сознания.
И немец, и русский, и индус, и китаец, человек всякой национальности поймет образ. Поймет, создаст на его основании новый образ и передаст его другому человеку, и так – до бесконечности.
Образ есть нечто очень тонкое. При всем при том, он реален и напоминает некое энергетическое поле. Некое отдельное явление, существующее в сознании и странствующее из одной души в другие.
Образы, создаваемые в тайниках сознания и подхваченные литературой, живописью, музыкой не умирают, они живут вечной жизнью, передаваемые по цепочке сознаний.
Более того, они бессмертны. Образы, созданные гениями искусства, попав в сознание первых зрителей, так или иначе, передаются этими сознаниями по духовной эстафете.
Люди уходят, но и после их смерти, созданные их сознаниями образы живут в мириадах других архитектур сознаний, поскольку духовная память бесконечна.
Здесь нет никакой мистики. Нет и чудес религии. Плачущих икон , видений, голосов и прочего. Но есть великая и чудесная реальность чуда.
То есть возможность миллиардов сознаний передавать друг другу образы, создавать на их основе новые образы и транслировать их в другие сознания. Это и есть вечный поток антиподий, каждая из которых уникальна и не повторяет предыдущую.
Я говорил об искусстве, как инструменте созидания уникальных антиподий, носящих имя образов. Истоки их потока лежат в архитектурах Сверхмира.
Искусство же расположено на грани миров. Оно не смотрит лишь на бездны иного мира. Второй поток образов оно творит, отражая так называемую реальность. Сферу того, что я называю Объектом. При этом оно замечает в нем лишь те элементы, на которые ему указывает поток антиподов, идущих от параллельного мира.
Искусство играет роль художественного посредника между этими двумя потоками. Оно сталкивает их в энергетических сетях разума и тем самым творит виртуальную жизнь.
Эта жизнь, запечатленная в литературе, живописи, театре и музыке – чудесна. Произведения искусства, как и отдельные, слагающие их образы, становятся энергетическими архитектурами, проникающими в сознание и живущими в нем. Эти фантомы меняют архитектуру личности, которая , в свою очередь, влияет на другие личности, а те передают это влияние далее.
«Антиподийный памятник» искусства живет двумя жизнями. Жизнью собственно произведений и жизнью рожденных сознанием на их основе новых антиподов. Новых образов, транслируемых от одной личности к другой.
Искусство в целом начинает играть роль антиподийного памятника ноосфере, или «полю духа», связующего все живое между собой и одновременного соединяющего Сверхмир и наши «Я».
Еще мне хочется здесь сказать о тайном и очень важном смысле творчества, как инструмента постижения сознанием своей собственной архитектуры.
Я уже говорил, что ни один прибор не отразит того, что происходит в сознании. Он всегда ошибется и даст картину с «точки зрения» прибора.
В частности, для того, чтобы сознание могло видеть свой «портрет» и совершенствовать свой облик и появилось искусство. Конечно, это не единственная его роль в нашей жизни. Но эта роль не последняя. Искусство – это зеркало, в которое наше «Я» смотрит на себя. В него же смотрит и коллективное «Я» человечества.
Настоящее искусство первым отражает происходящее в микрокосмосе сознания. Оно первым замечает , а затем читает «послания», приходящие в разум человека. Первым обращает внимание на новые «пейзажи» в Сверхмире и Объекте.
Искусство отражает изменения и перестройки в архитектуре сознания, его постоянную тайную реконструкцию, приводящую к рождению новых истин. В этом смысле оно всегда опережает науку.
Искусство иррационально. Это «Восток» нашего сознания. Наука – это «Запад». Истина же всегда приходит с Востока не только в географическом смысле, но и на карте, отражающей архетектонику разума.
Искусство мало что придумывает, но использует важнейший принцип сознания. Отражение. Оно применяет и иной алгоритм, позволяющий создавать новое через комбинацию различных отражений. То есть в нем есть конструктор комбинаций.
Что же, если вдуматься, отражает искусство? Оно, как часть культуры и культа видит архитектуру Сверхмира и главные его элементы.
Одновременно оно встраивает ценности второго мира в архитектуры наших сознаний, отдающих нам указания по совершенствованию уже нашего мира и человека в нем проживающего.
Живопись, музыка, литература, театр заняты этой удивительной, в сущности своей чудесной , но сохраняемой в тайне, работой.
В этом смысле все виды искусства приносят в мир потоки реальных чудес, постоянно и незаметно для огромного большинства из нас свершающихся вокруг.

Сергей Жемайтис

Автор Сергей Жемайтис

Больше записей Сергей Жемайтис